10% скидка для подписчиков Телеграм и Инстаграм
Close
Как до нас добраться
Поворот с улицы Профсоюзная, двигаясь в сторону Севастопольского проспекта. Офисно-складской центр ФРЕШ.
Click to order
Корзина
Total: 
Заполните форму ниже, мы перезвоним вам в течение 5 минут.
Наша винотека WineTime на улице Бутлерова, 17Б работает каждый день с 10:00 до 21:00
время чтения 7 минут

О роли винной критики.

Дженсис Робинсон или Роберт Паркер?

Винные критики ежегодно дегустируют тысячи вин, выставляют им оценки, вручают награды лучшим образцам. Все это определяет коммерческую судьбу вин на рынке. Те, кто закупают вино, руководствуются как своими личными предпочтениями, так и отметками того критика, которому они доверяют больше остальных. Владельцы магазинов формируют ассортимент так, чтобы соотношение качества, оценки критика и стоимости вина максимально соответствовало запросам их клиентов.

Один наш знакомый, управляющий винным бутиком в Гонконге, как-то сообщил нам, что отрицательно относится к Роберту Паркеру и не доверяет ему. Затем последовал классический список претензий: низкие оценки вин Бургундии, завышенная оценка вин долины Роны и т. д. Он сказал, что в оценке элитных вин значительно больше доверяет Дженсис Робинсон. Ничего удивительного, продумали мы, поскольку наш знакомый родом из Англии, как и Дженсис Робинсон. Однако каково было наше удивление, когда в прайс-листе его магазина мы увидели оценки и описания не Дженсис Робинсон, а неугодного Роберта Паркера! Мы попросили разъяснений, но наш знакомый ушел от ответа.

Как так получилось, и какой винный критик в современном мире элитного вина заслуживает больше доверия? И существует ли он вообще?

Однажды Роберт Паркер, рассуждая о роли винного критика, иронично процитировал лорда Байрона: «Чтобы освоить любую профессию, необходимо потратить много времени. И только для того, чтобы стать критиком, учиться не надо».
Успех Паркера объясняется просто. Он первым отошел от традиционного высокопарного слога винной критики, малоконкретного и ничего не сообщающего о напитке по существу.
Роберт Паркер — первый винный критик современного типа.

Вином Роберт Паркер заинтересовался еще в студенчестве, посетив Эльзас. В то время он изучал историю и искусство в университете Мэриленда. В 1975 году молодой юрист, недавний выпускник Школы права, начал составлять руководство по вину. Три года спустя он запустил рассылку «The Wine Advocate» («Винный адвокат»). На второй номер подписались 600 человек, а сегодня подписчиков уже больше 50 тысяч в 38 странах. В 1984 году Паркер принял решение завершить карьеру юриста и полностью сосредоточиться на вине. Сегодня бюллетень «The Wine Advocate» считается одним из самых влиятельных изданий о вине, он в значительной степени формирует цены на вина, главным образом, Бордо, поскольку Роберт Паркер обычно выделяет их из числа прочих.

Успех Паркера объясняется просто. Он первым отошел от традиционного высокопарного слога винной критики, малоконкретного и ничего не сообщающего о напитке по существу. Туманные формулировки легко позволяли критикам превозносить вина тех производителей, кто щедро оплатил их отзыв, и обходить вниманием продукцию всех остальных. Роберт Паркер заговорил о вине человеческим языком. Он предложил терминологию, позволяющую любому дегустирующему точно описать свои ощущения от вина так, чтобы другие его поняли. Паркер стал писать о вине кратко и четко, честно подмечая достоинства и недостатки любого вина.

Для наглядности Роберт Паркер разработал 100-балльную шкалу оценки вина: вина получают оценки от 50 до 100 баллов и характеризуются как «выдающиеся», «хорошие», «средние» и «дефектные». Вино можно считать «хорошим», если оно набрало как минимум 85 баллов. Баллы начисляются по следующим критериям: цвет и внешний вид, букет ароматов, вкус и послевкусие, общий уровень качества и потенциал хранения. Рейтинг Паркера очень быстро приобрел популярность и стал наиболее влиятельной системой оценки вин. 100-балльные шкалы, вдохновленные шкалой Паркера, сегодня используют многие издания о вине, преимущественно американские.
«Паркеризация» вина.

Шкала Паркера и изобретенный им подход к оценке вина неоднократно подвергался критике. Считается, что именно с него начался процесс «глобализации вина», иначе «паркеризации». Это означает, что современные виноделы в погоне за высокими баллами сознательно изменяют вековым традициям, игнорируют особенности терруаров и заглушают индивидуальность своего вина, обезличивают его в угоду предпочтениям Паркера и других критиков.

Глобализация вина — процесс малоприятный, но остановить его невозможно. Виноделы понимают, что только высокие оценки влиятельных критиков помогут им закрепиться на рынке. В перенасыщенном информацией мире у покупателей вина нет времени на чтение пространных описаний — их выбор почти всегда определяет простая на первый взгляд цифра — число баллов.

Начисление баллов необходимо, поскольку позволяет сделать очень субъективный процесс оценки вина настолько объективным, насколько это возможно. Многие винные критики и издания изобретают свои системы оценок. Помимо самой распространенной 100-балльной, широко используются 20-, 10-, 5- и 3-балльные шкалы.
Чье бы громкое имя не стояло рядом с числом баллов, эта оценка никогда не будет объективной.
Дженсис Робинсон.

Вторая по популярности система оценки вина — 20-бальная шкала британского критика Дженсис Робинсон. Она изучала математику и философию в Оксфорде, а писать о вине начала в 1975 году. Уже в 1984 она получила почетное звание Магистра вина (Master of Wine, MW), которым в Англии отмечают выдающихся профессионалов винной отрасли. Робинсон — наиболее деятельный винный критик современности. Она написала более двух десятков книг о вине, регулярно выступает на ТВ и принимает участие в создании документальных фильмов, пишет колонки для печатных изданий, активно наполняет свой веб-сайт. Кроме того, именно Робинсон отвечает за то, какое вино оказывается в погребах королевы Елизаветы II. Дженсис Робинсон оптимистично отмечает, что процесс глобализации вина, хоть и медленно, но все же идет на спад. Виноделы стараются выпускать не только вино международного стандарта, но и традиционные, колоритные вина, впитавшие характер терруара во всей его полноте.

Высочайшая оценка по шкале Робинсон (20 баллов) означает, что это «действительно исключительное вино». 12 баллов — самая низкая оценка, которую она может поставить вину. Это значит, что вино «дефектное» или «несбалансированное». В 2004 году Робинсон поставила оценку 12/20 вину «Шато Пави» 2003 года, чем спровоцировала один из самых пламенных диспутов в сфере винной критики.
«Шато Пави» 2003 года, дефектное и великолепное.

Война слов («War of Words») — так назвал эту историю журнал «Декантер». В 2004 году Роберт Паркер и Дженсис Робинсон радикально разошлись во мнениях по поводу «Шато Пави» 2003 года. Робинсон назвала это Пави «нелепым» вином: «Совершенно неаппетитные перезрелые запахи. У него сладость портвейна, а лучший портвейн, как известно, на берегах Дору, а не в Сент-Эмильоне. Нелепое вино — напоминает поздно собранный зинфандель с неаппетитными нотками зелени. Оценка 12/20». Паркер, еще не опубликовавший свой отчет о Пави, зашел на сайт Робинсон и написал там, что это вино «совершенно не такое, каким его описала Дженсис». Позднее, комментируя происходящее, он отметил, что Робинсон «грязно критикует все вина Пави, изготовленные Жераром Персом — она выражает мнения реакционеров Бордо». Робинсон в ответ заявила, что не имеет ничего против Перса, и утверждает, что дегустация была слепой. Паркер настаивал на том, что Робинсон не могла не знать о том, что пробует именно Пави — единственное из Премьер Гран Крю, выпускаемое в бутылках особой формы, которые «даже даже под покрывалом выглядят среди прочих белыми воронами».

Паркер поставил Пави 2003 года 96 баллов. Другие известные критики тоже оценили его достаточно высоко. Магистр вина Джеймс Лоутер из «Декантера» поставил ему 4 звезды из 5. Он отметил, что «по стилю это вино совсем не похоже на Бордо, оно чересчур насыщенное, однако оценку [Робинсон] 12/20, означающую, что вино дефектное, нельзя считать справедливой». «Wine Spectator» оценил Пави 2003 в 95−100 баллов из 100. Французский «La Revue du Vin de France» назвал это вино превосходным. Там посчитали, что Робинсон могла пробовать поддельный образец, в противном случае ее отзыв следует объяснять личными мотивами.

Скандальная история, сопровождавшая появление «Шато Пави» 2003 года на рынке, не сказалась отрицательно на его продажах. Производителю не о чем было переживать, ведь вино пришлось по вкусу Роберту Паркеру.
Заключение

В таких условиях существует сегодня индустрия вина. Роберт Паркер изменил винный мир безвозвратно. Человек-бренд, чей нос и нёбо застрахованы на 1 миллион долларов, прекрасно осознает субъективность своих оценок и тоже обеспокоен «паркеризацией вина», охотой за баллами, которую ведут виноделы. Тем временем большинство виноторговых компаний, стремясь обеспечить себе высокие продажи, используют оценки Паркера даже при том, что не всегда согласны с ним.

Но чье бы громкое имя не стояло рядом с числом баллов, эта оценка никогда не будет объективной. Потому что идеального винного критика не может существовать. Каждый критик — в первую очередь человек со своими особенностями восприятия, симпатиями и предпочтениями.

Все это важно иметь ввиду покупателям вина. Необходимо учиться не столько разбираться в вине, сколько слушать и понимать его. Важно знать, что «насыщенное, яркое, мощное и пышное, богатое танинами» — это характеристики конкретного вина, а не стандарты, к которым должно стремиться каждое вино. У каждого вина свой стиль. Есть множество тонких, деликатных вин, их красота скрыта чуть глубже, их голос чуть тише, но его совершенно точно стоит услышать. В одном из интервью Дженсис Робинсон сказала: «На самом деле я бы просто возненавидела жизнь, если бы мне пришлось пить только бордосские вина первого класса».
Ассортимент нашего магазина сформирован таким образом, чтобы каждый клиент смог найти то, что ему по душе. Все вина из нашего каталога есть В НАЛИЧИИ В МОСКВЕ. Вы можете купить их в день обращения.
Вам может быть интересно
Made on
Tilda